Немецкая бухгалтерия a la Rus - Юридическое бюро "Вектор Права"

Июнь 16, 2004

Немецкая бухгалтерия a la Rus

Немецкая бухгалтерия a la Rus

Светлана Дементьева, эксперт журнала

Секретами немецкой автомобильной «кухни» в переложении на российскую реальность — про отчетность, налоги, кадровую политику, ценообразование и работу с дилерами — с нашим экспертом Светланой Дементьевой поделилась Ирина Каук, финансовый директор компании «ДаймлерКрайслер Автомобили РУС»1 — генерального импортера концерна DaimlerChrysler AG в России.

— Госпожа Каук, хотелось бы услышать, как вы пришли к должности финансового директора компании?

— Я родом с Украины, окончила Киевскую академию внешней торговли (бывший Киевский торгово-экономический институт). В свое время по совместной программе обмена студентами попала в ФРГ, где обучалась два года в немецком университете, затем в американской бизнес-школе получила степень MBA. По завершении учебы мне предложили работу в компании DaimlerChrysler AG, где я прошла программу подготовки топ-менеджеров. Далее работала в России, сначала — в одной из крупных дилерских компаний, после — в должности начальника отдела управленческого учета, а затем и финансового директора российской дочерней компании. С апреля 2002 года наша дочерняя компания стала генеральным импортером концерна в России. Все автомобили, официально ввозимые в страну, проходят через нас. Мы продаем их через российскую дилерскую сеть.

— Вы работали в Германии, вы работали здесь. Какая система налогообложения проще?

— В российской системе мешают три момента, и это не только мое мнение, это мнения многих финансовых директоров западных производителей. Первое — это признание расходов. До сих пор нет, как мне кажется, реалистичного подхода, что признается затратами. Есть некоторые нормы. Но этого мало. Многие необходимые вещи, например для автомобильной индустрии, затратами не признаются.

— То есть вы считаете, что в соответствующем положении по бухгалтерскому учету это не прописано?

— Нет, не прописано.

— Второй момент?

— Второй и самый основной момент — очень многие положения российского налогового законодательства и бухгалтерского учета настолько пространно сформулированы, что дают огромный простор для интерпретации. Сколько раз мы сталкивались с тем, что по прочтении одного и того же положения четырьмя разными бухгалтерами возникают четыре разных трактовки. Более того, бывает и такое, что в Налоговом кодексе РФ сказано одно, а в методических рекомендациях — другое. Взять, например, некоторые пункты главы 25 «Налог на прибыль организаций». Трактовка методических рекомендаций не совпадает с трактовкой главы 25. Этот диссонанс ужасно мешает работать. Ты интерпретируешь это по-своему, приходит через год налоговый инспектор и говорит: я это понимаю совсем по-другому.

— Вы говорили о трех «китах»…

— Еще один момент, который нас очень беспокоит и мешает работать, если сравнивать с западным бухучетом, — это резервирование. Приведу два примера. В автомобильном бизнесе все торгующие предприятия могут работать в кредит. Но создание данных резервов по налоговому учету — достаточно сложная процедура, особенно в плане ее обоснования. В результате резервы практически не создаются, и в случае невозврата кредита долги списываются из прибыли. Второй пример — ответственность за продукт. Представляя в России интересы мирового автомобильного концерна, вопрос гарантии на новые автомобили является для нас очень важным. В отличие от западного учета, создавать гарантийные резервы для исполнения обязательств по нашей продукции в России нет возможности. Поэтому всю ответственность приходится передавать головному немецкому предприятию, где создание таких резервов предусмотрено. Это сильно осложняет процесс денежного возмещения.

— Вы ввозите машины из-за рубежа. Возникают ли какие-нибудь проблемы с таможенными органами?

— Нет. С самого начала мы работаем с центральной акцизной таможней через специальный таможенный пост — автомобильный. У нас заключен договор о взаимодействии с ГТК. Мы готовы всегда быть пилотным проектом для любых наработок таможенных специалистов. В результате у нас полное взаимопонимание. Средний срок таможенной очистки наших автомобилей — три часа, что говорит само за себя.

— Что-нибудь для вас изменилось с появлением нового Таможенного кодекса?

— Нет. Работая в тесном сотрудничестве с ГТК, мы хорошо себе представляли сложившуюся ситуацию и были готовы к изменениям.

— Какую отчетность вы представляете?

— В госорганы — только российскую. По российскому законодательству мы на сегодняшний день не обязаны сдавать отчетность по МСФО. Тем не менее ведется управленческая отчетность по тем стандартам, что требует от нас головной офис в Германии. Со следующего года будем сдавать ему и международную финансовую отчетность.

— А что представляет собой ваша управленческая отчетность?

— Для головного офиса важно понимать, например, прибыльность того или иного сегмента, проекта. А так как российское законодательство не предусматривает, в частности, составления бухгалтерской отчетности по отдельным классам автомобилей, это происходит на уровне управленческой отчетности.

— Каковы требования в вашей компании к сотрудникам финансовой службы?

— Знание российского налогового законодательства, бухгалтерии, валютного законодательства. Когда мы привлекаем новых сотрудников, они проходят интенсивный тренинг здесь (со стажировкой в Германии впоследствии) на соблюдение требований нашего головного офиса к управленческой отчетности, МСФО и т. д. В общем, ничего сверхъестественного.

— Но вы же не возьмете человека с улицы?

— Почему бы и нет, мы размещаем наши вакансии на сайтах, работаем с агентствами по подбору персонала, при необходимости даем объявления в прессе. При этом соискатель обязан соответствовать стандартам и критериям, описанным в должностной инструкции. В зависимости от специальности они разнятся. Так, если работа в нашей бухгалтерии не подразумевает знания немецкого законодательства, то к сотрудникам отдела контроллинга, который занимается управленческим учетом, требования выше. В любом случае нам важны две составляющие. Прежде всего — квалификация, обязательно высшее образование. А кроме того, нам нужны инициативные, перспективные работники, и самое главное, лояльные компании и нашим маркам. Те, которые хотят работать именно в DaimlerChrysler.

— А как вы определяете квалификацию?

— Для этого есть система тестов, плюс мы проводим два или три собеседования. Причем они имеют большее значение, нежели соответствие официальным требованиям. Наличие диплома еще не означает, что человек способен работать. Бывает, люди приходят с красными дипломами, но на практике полученные знания применить не могут. С другой стороны, может оказаться, что менее образованный соискатель обладает настолько сильными аналитическими способностями, что после двух-трехмесячного тренинга он выходит стопроцентным «топом».

— Возраст соискателя играет роль?

— В зависимости от того, чем человек занимается. На некоторых должностях, особенно руководящих, необходима не столько квалификация, сколько опыт общения с людьми — определенная зрелость. Она может и в 23 года быть, а может и в 30. Но с возрастом вероятность наличия такого опыта больше.

— Как построена финансовая служба вашей компании в России?

— Наша финансовая служба объединяет массу различных подразделений. В моем ведении как финансового директора находятся бухгалтерия (российская), отдел контроллинга и риск-менеджмента (отвечает за кредитную политику предприятия), отдел информационных технологий, отдел кадров и юридический отдел.

— Сколько человек работает в бухгалтерии?

— 13 человек. Каждый ведет свой участок: дебиторы, касса, кредиторы, зарплата, налоговики. Есть небольшая (из четырех человек) служба контроллинга — она же управленческий учет. Эта служба очень тесно взаимодействует с бухгалтерией, поскольку работают они с одними и теми же данными.

— Как бы вы оценили уровень российских и немецких бухгалтеров?

— На самом деле одинаково. Только степень персональной ответственности российских бухгалтеров, в особенности главных бухгалтеров, на мой взгляд, выше, чем в Германии. Местный бухгалтер, прежде чем совершит любую транзакцию, трижды все перепроверит.

— Какую программу для ведения бухучета вы используете?

— SAP, так же, как и многие другие компании в мире. Эту программу настроили специально под наши цели: под наш план счетов, под российское законодательство.

— А дилерам вы что рекомендуете?

— У дилеров стоят свои программы. Исторически так сложилось. Мы не диктуем им определенную программу, лишь требования к ней. Мы хотим, чтобы у дилера в учете и отчетности было то-то и то-то. Как он это реализует — через банальный Excel, на бумаге или в комплексной программе — это его дело.

— Кстати, о дилерах. Диктуете им цены вы либо дилеры устанавливают их самостоятельно?

— Для любого продукта у нас есть рекомендованные розничные цены, действующие на всей территории России. Они опубликованы на нашем сайте в интернете, в наших брошюрах, их можно получить у любого дилера.

— Разве дилер не делает накрутки? Он же должен зарабатывать?

— Конечно, дилер имеет свою комиссию, просто в стоимость, которую мы заявляем как рекомендованную розничную, дилерская маржа уже включена.

— Получается, что региональные дилеры находятся в менее выгодных условиях, чем столичные? Ведь перегон автомобиля дилеру из Владивостока обойдется явно дороже, нежели в Москве.

— Наши региональные дилеры поставлены в точно такие же условия, что и московские. Оценка их затрат, в том числе транспортных, происходит на уровне концерна. Соответственно и условия работы с каждым дилером разные. Например, для того, чьи объективные расходы больше, мы можем снизить цену автомобиля. Кроме того, при определении дилерских условий мы оцениваем соответствие дилера определенному стандарту, требованиям к качеству сервиса и качеству продаж, уровню послепродажного обслуживания.

— Кто может стать вашим дилером? Есть ли какие-нибудь «входные» ограничения?

— Да, конечно. Потенциальный дилер должен иметь желание и возможность инвестировать средства в строительство и оборудование салона (а по облику салона у нас есть определенные стандарты, вплоть до особенностей архитектурного дизайна), в кадры определенной квалификации, иметь достаточное количество оборотных средств для закупки автомобилей. По нашим требованиям, в салонах наших дилеров должен быть представлен весь модельный ряд автомобилей с запасом, чтобы клиент мог сразу же приобрести любую понравившуюся ему модель. Все дилерские компании — это вложения третьих лиц. Мы лишь координируем их деятельность. Заключаем так называемый договор на дилерство, который подразумевает очень много обязанностей — в отношении гарантийного обслуживания, сервиса, качества продаж и маркетинга.

— Приобрести автомобиль напрямую у вас покупатель не может?

— Нет. Мы работаем исключительно с дилерами, а они уже продают автомобили юридическим и физическим лицам.

— Возможно ли клиенту получить скидку у дилера при покупке оптовой партии машин?

— Да, мы совместно с дилером договариваемся, по какой цене мы продаем ему крупную партию. Условный «убыток» от скидки делится между нами и дилером. Размер скидки варьируется в каждом конкретном случае, в зависимости от величины партии и ряда других моментов.

— Может ли ваш дилер продавать автомобили других марок, которые не входят в концерн?

— Машины других марок в одном салоне с нашими продаваться не могут. Более того, наша политика подразумевает разделение продаж автомобилей марок Mercedes-Benz и марок Chrysler, Jeep.

— Как вы проверяете исполнение дилером условий договора?

— С каждым дилером в начале года заключается целевое соглашение, в котором определяются плановые объемы продаж, в том числе с разбиением по сегментам рынка. По итогам года определяются результаты. За выполнение или перевыполнение плана полагается определенное вознаграждение — в основном, это скидка на закупочную цену. Одновременно мы смотрим на финансовые показатели дилера, анализируем его отчетность. Этим занимается отдел развития дилерской сети. Мы ежеквартально общаемся с дилерами, смотрим их балансы, финансовую отчетность. При возникновении проблем помогаем с их решением.

— Есть ли какие-нибудь требования к отчетности дилеров? Допустим, представлять вам ее по международным стандартам?

— Мы анализируем российский баланс. Так как сегодня в России нет единого требования к международной отчетности, а переход на МСФО связан с определенными издержками, требовать от дилеров отчетность по МСФО мы не можем.

— А как у вас обстоят дела с продажей подержанных машин?

— Как комиссионная, так и обычная продажа бывших в употреблении автомобилей — официальная услуга наших дилеров. Мы сами этим не занимаемся, лишь координируем их действия. Сейчас очень активно развивается trade-in. Если клиент хочет приобрести новый Mercedes-Benz, Chrysler или Jeep, а в зачет отдать свою старую иномарку (любого производителя) — нет проблем. Это нормальная западная практика, и не важно, какую машину он меняет. Главное, что за счет этой услуги мы увеличиваем продажи новых автомобилей. Торговля старыми и новыми автомобилями тоже разведена. Подержанные автомобили стоят на отдельных стоянках. В салоне дилеров могут стоять подержанные машины марок Mercedes-Benz, Chrysler или Jeep, но в отношении автомобилей других марок это невозможно.

Источник «Двойная запись» №6, 2004

greenday, alexey@remake.ru
опубликовано 16 июня 2004 года
Смотрите также:
Однодневок стало меньше, но распознать их – сложнее
Упрощенное банкротство ликвидируемого ООО
Продажа фирмы
Определение кадастровой стоимости недвижимости и земельных участков
Порядок погашения налоговых и иных обязательных платежей при ликвидации
+



+ Спасибо за вашу заявку!

Мы перезвоним вам в течении 15 минут

+ Возникла ошибка при отправке данных!

Пожалуйста, повторите попытку немного позже

+
Вектор Права
ул. Селезневская, д. 11А, стр.1, оф. 202 г. Москва
(495) 772-44-87