Новое в Патентном законе РФ - Юридическое бюро "Вектор Права"

Февраль 6, 2004

Новое в Патентном законе РФ

1. Патентный закон Российской Федерации был принят 23 сентября 1992 года и вступил в силу с момента его опубликования — 14 октября того же года. Закон установил патентную охрану изобретений, полезных моделей и промышленных образцов (хотя документ, выдаваемый на полезную модель, назывался «свидетельство», его режим был полностью адекватен патенту). Следует заметить, что юридически патент как единая форма охраны изобретений был введен уже Законом СССР от 31 мая 1991 года «Об изобретениях в СССР», но практически патент, закрепляющий исключительные права на технические и художественно-конструкторские новшества за его обладателем, начал действовать в полном объеме лишь с принятием Патентного закона РФ 1992 года.

Существенные изменения и дополнения в действующий Патентный закон, затронувшие в той или иной степени большинство основных его положений, были внесены Федеральным законом от 7 февраля 2003 года № 22-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Патентный закон Российской Федерации».

Необходимость совершенствования Патентного закона РФ назрела давно и диктовалась в первую очередь накопленным опытом его применения. Кроме того, ряд изменений и дополнений связан с подготовкой к вступлению России во Всемирную торговую организацию (ВТО). В комплекс основных документов, составляющих Соглашение об учреждении ВТО, входит и Соглашение по торговым аспектам защиты прав интеллектуальной собственности (ТРИПС). Оно охватывает широкий круг объектов, включая изобретения и промышленные образцы, а также содержит ряд материальных норм, обязывающих страны установить определенный уровень охраны этих объектов.

Принятию новой редакции Патентного закона РФ предшествовала многолетняя работа Исследовательского центра частного права над проектом раздела V части третьей Гражданского кодекса РФ — «Исключительные права (интеллектуальная собственность)», первый вариант которого был подготовлен проф. В. А. Дозорцевым. Этот проект разрабатывался под его руководством рабочей группой специалистов Центра.

Дело в том, что ГК РФ (первая и вторая его части) был принят, когда уже действовали новые законы об интеллектуальной собственности, изданные еще в 1992-1993 годах. Перед разработчиками третьей части стояла задача кодифицировать это законодательство, выделив общую часть (общие положения для всех видов объектов) и особенную часть (принципиальные положения об отдельных объектах и существенных условиях их охраны). При этом предусматривалось, что подробное регулирование охраны, использования и защиты исключительных прав остается прерогативой специальных законов. То есть предполагалось присущее гражданско-правовым отношениям двухуровневое регулирование.

Гражданский кодекс РФ должен был стать основой систематизации и гармонизации этого законодательства. Работа над ним на протяжении нескольких лет привлекла внимание широкого круга научных работников и практиков, проводились многочисленные дискуссии, конференции, публиковались статьи в прессе, посвященные концептуальным вопросам формирования законодательства об охране исключительных прав в России и путям его дальнейшего совершенствования. Все это, разумеется, способствовало развитию теоретической мысли в данной области цивилистики. Однако, к сожалению, раздел «Интеллектуальная собственность» на последнем этапе был исключен из проекта третьей части ГК РФ, она была принята без этого раздела. И все же нельзя не отметить, что проект и сопровождавшая его научная дискуссия оказали несомненное влияние на развитие законодательства об интеллектуальной собственности. За последний год внесены изменения и дополнения практически во все законы об охране исключительных прав (проект Закона об авторском праве и смежных правах рассматривается сейчас Государственной Думой).

2. Патентный закон претерпел наиболее глубокие изменения.

Так, все эти годы в России не действовала система охраны секретных изобретений. Положения Патентного закона РФ 1992 года не распространялись на изобретения, признанные государством секретными (п. 5 ст. 3). Предусматривалось, что «порядок обращения» с такими изобретениями будет регулироваться специальным законодательством Российской Федерации. Однако чтобы принять такое законодательство, потребовалось более десяти лет. И весь этот период заявки на секретные изобретения, касающиеся новейших технологий в области средств вооружения, военной и разведывательной техники и т. п., накапливались и не рассматривались.

Теперь этот пробел патентного законодательства, один из наиболее серьезных, восполнен. В новую редакцию Патентного закона РФ включен раздел VI «Особенности правовой охраны секретных изобретений». Нормы о секретных изобретениях вступают в силу с 1 января 2004 года.

Заявки на получение патента на секретные изобретения в зависимости от степени их секретности («особой важности» или «совершенно секретные») и тематической принадлежности подаются в уполномоченные Правительством РФ федеральные органы исполнительной власти. Если заявка, поданная в общем порядке в федеральный орган исполнительной власти по интеллектуальной собственности (далее — Роспатент), признается при ее рассмотрении секретной, она засекречивается в порядке, установленном законодательством о государственной тайне, и считается заявкой на выдачу патента на секретное изобретение.

Засекречивание заявок иностранных граждан и юридических лиц не допускается.

Патент на секретное изобретение регистрирует и выдает тот орган, который рассматривал заявку, — Роспатент или уполномоченный орган, который уведомляет об этом Роспатент.

Этот же орган рассматривает и возражения заявителей, которым отказано в выдаче секретного патента, а также возражения других лиц, протестующих против выдачи патента на секретное изобретение, и принимает по ним решения. Решение уполномоченного органа может быть обжаловано в суд.

Изменение степени секретности и рассекречивание изобретений осуществляется в порядке, установленном законодательством о государственной тайне. Естественно, что сведения о заявках на секретные изобретения и выданных патентах не публикуются в официальном бюллетене Роспатента (в открытой печати). На них распространяется режим государственной тайны. Надо сказать, что по законодательству большинства стран секретные патенты вообще не выдаются. Установив, что речь идет о секретном новшестве, производстве по заявке приостанавливается до ее рассекречивания, а автору выплачивается компенсация за засекречивание. Очевидно, это связано с основным смыслом патентной охраны, который заключается в том, что обладатель монопольного права на запатентованное изобретение может довести сведения о нем до максимально широкого круга лиц, заинтересованных в его использовании. Патент — правовой инструмент

введения изобретения в коммерческий оборот. Неопубликованный патент не выполняет эту важнейшую функцию.

По сути, сегодня воспринята децентрализованная ведомственная процедура рассмотрения заявок на секретные изобретения, действовавшая в СССР (введена лишь возможность обжаловать отказные решения в судебном порядке). Кстати сказать, авторское свидетельство на секретные изобретения прежде выдавалось только после рассекречивания изобретения. Представляется, однако, что ведомственная экспертиза заявок на выдачу патентов на секретные изобретения (для которых установлена степень секретности «особой важности» или «совершенно секретно») была куда более оправданна, когда изобретения охранялись по законодательству СССР авторскими свидетельствами, закрепляющими исключительное право на изобретения за государством. При обсуждении проекта Закона высказывались предложения о том, что в новых условиях целесообразнее было бы сосредоточить экспертизу в патентном ведомстве (как это делается во всем мире), предусмотрев процедуру участия в экспертизе уполномоченных Правительством РФ федеральных органов исполнительной власти. Однако эти предложения были отклонены. Следует также отметить, что секретные заявки по сходной тематике могут поступать в разные уполномоченные органы параллельно. Приоритет таких заявок будет устанавливаться по дате их поступления в каждый из этих органов. Но в подобных условиях может быть нарушен принцип закрепления приоритета за первым заявителем.

3. В законах об охране исключительных прав ранее не предусматривались какие-либо специальные условия участия государства в качестве субъекта правоотношений, возникающих в связи с охраной и использованием объектов интеллектуальной собственности. Эти отношения регулировались специальными актами (указами Президента РФ, постановлениями Правительства РФ), относящимися преимущественно к государственным заказам на выполнение научно-исследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ для федеральных государственных нужд. Так, в соответствии с постановлением Правительства РФ от 2 сентября 1999 года № 982 «Об использовании результатов научно-технической деятельности» государственные заказчики обязаны обеспечить за РФ закрепление прав на результаты научно-технической деятельности (включая изобретения, полезные модели, промышленные образцы), полученные при реализации контрактов, а также распоряжение этими правами.

В связи с этим нельзя не обратить внимания на последние изменения, внесенные не только в Патентный закон РФ (ст. 9 исключена. Раздел III дополнен ст. 9), но и в Закон РФ «О правовой охране топологий интегральных микросхем» (ст. 7), а также в Закон РФ «О правовой охране программ для электронных вычислительных машин и баз данных» (ст. 12). В отличие от императивных норм постановлений Правительства РФ, обязывающих государственного заказчика предусмотреть в договоре права Российской Федерации на охраноспособные результаты, новые правила презюмируют закрепление исключительных прав за исполнителем (подрядчиком) — создателем современных технологий, что является принципиально новым подходом к регламентации договорных отношений, возникающих на основе государственных контрактов.

Представляется, что такие изменения законодательства полностью отвечают концепции, которая была определена распоряжением Правительства РФ от 30 ноября 2001 года № 1607-р, утвердившим «Основные направления реализации государственной политики по вовлечению в хозяйственный оборот результатов научно-технической деятельности». В них подчеркивается, что создание наукоемкой продукции, то есть промышленное освоение полученных по государственным контрактам научно-технических достижений, требует крупных финансовых затрат. В условиях ограниченности бюджетных средств государство реально может взять на себя расходы, связанные в основном с созданием результатов научно-технической деятельности в приоритетных областях науки и техники. Исходя из этого, определены два безусловных основания, когда государственные заказчики должны обеспечить в обязательном порядке закрепление за государством прав на объекты интеллектуальной собственности, созданные за счет средств государственного бюджета. Во-первых, когда это диктуется интересами обороны и безопасности страны и, во-вторых, когда государство берет на себя не только финансирование разработок, но и доведение полученных результатов до стадии промышленного применения (п. 2 Основных направлений). При этом указывается, что, передавая хозяйствующим субъектам (в том числе организации-разработчику) права на результаты научно-технической деятельности, созданные за счет средств федерального бюджета, государство не рассматривает в качестве основной цели такой передачи возмещение затрат на финансирование этой деятельности (п. 2), то есть не преследует исключительно фискальные цели.

К радикальным изменениям Патентного закона РФ следует также отнести упрощение порядка рассмотрения споров в Роспатенте. В том числе рассмотрение возражений заявителей на решения Роспатента об отказе в выдаче патента, о выдаче патента или о признании заявки отозванной, а также возражений третьих лиц против выдачи патента и других заявлений по поводу решений, принятых при проведении патентной экспертизы.

Упразднены Апелляционная палата и Высшая патентная палата. Вместо них создан один орган для рассмотрения возражений и жалоб по вопросам, относящимся к компетенции Роспатента, — Палата по патентным спорам. Палата рассматривает споры, связанные с выдачей патентов на изобретения, полезные модели и промышленные образцы, а также свидетельств на товарные знаки, знаки обслуживания и наименования мест происхождения товаров.

Приказом Роспатента от 22 апреля 2003 года № 56 утверждены Правила подачи возражений и заявлений и их рассмотрения в Палате по патентным спорам.

Дела по возражениям или заявлениям рассматриваются коллегиально на заседании Палаты. Состав коллегии утверждается председателем Палаты. В коллегию входят не менее трех ее членов, включая председательствующего и ответственного за рассмотрение дела. Решение Палаты вступает в силу после его утверждения руководителем Роспатента. Если руководитель не согласен с решением, он направляет возражение или заявление, по которому было вынесено решение, на новое рассмотрение Палаты по патентным спорам в ином составе. Вступившее в силу решение Палаты может быть обжаловано в суд.

К изменениям принципиального характера, имеющим существенное практическое значение, следует отнести также положения, устанавливающие новые условия исчерпания исключительных прав (ст. 11 Патентного закона РФ). Под исчерпанием исключительных прав понимается ограничение действия патентной монополии. Оно распространяется на товары, в которых использованы запатентованные изобретения, полезные модели или промышленные образцы, если эти товары были введены в гражданский оборот законным путем. То есть самим патентообладателем или другим лицом с его разрешения (на основе лицензионного договора).

В мировой практике различаются международный и национальный принципы исчерпания прав. В ранее действовавшей редакции Патентного закона РФ предусматривался международный принцип. Независимо от того, где впервые (в России или за рубежом) такой товар был законно введен в оборот с санкции правообладателя, права последнего признавались исчерпанными и он уже не мог препятствовать их дальнейшему обороту на мировом рынке.

Новая редакция ст. 11 Патентного закона РФ предусматривает в качестве основания исчерпания исключительных прав введение в гражданский оборот продукта или изделия на территории Российской Федерации непосредственно патентообладателем или иным лицом с разрешения патентообладателя. Отсюда можно сделать вывод, что в России введен национальный принцип исчерпания прав. Аналогичные нормы включены в Закон РФ «О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров». Ввоз на территорию России продуктов, в которых

использованы запатентованные изобретения, полезные модели, промышленные образцы, или ввоз товаров, маркированных зарегистрированным товарным знаком, допускается теперь в каждом случае с разрешения правообладателя. На практике эти новеллы наиболее существенно затронут реимпорт, так называемый «параллельный импорт», когда в Россию ввозятся российские товары, ранее вполне легально вывезенные в другие страны. Ныне для их ввоза в Россию потребуется санкция российского правообладателя, что, очевидно, отвечает интересам производителей товаров.

4. Некоторые новые правила продиктованы непосредственно проблемами, которые возникали на практике при применении соответствующих норм Патентного закона РФ. Так, патент на изобретение действует в течение 20 лет с даты подачи заявки (то есть даты поступления правильно оформленной заявки в Роспатент). Однако, как известно, запатентованные лекарственные средства, пестициды и агрохимикаты, для применения которых необходима апробация компетентными органами, допускаются к использованию только после такой апробации, удостоверенной в установленном порядке компетентными органами (сертификатами Минздрава России и т. п.).

Что же получалось на практике? Апробация нередко затягивалась на несколько лет. В результате к моменту получения необходимых сертификатов оставался укороченный срок реального действия полученного патента. Разработчики (затратившие, как правило, значительные средства на создание патентуемой новинки) не могли уже воспользоваться своей законной монополией. Утрачивался материальный стимул.

Чтобы избежать подобной ситуации, новыми правилами предусматривается возможность продления срока действия такого патента. По ходатайству патентообладателя срок продлевается Роспатентом на период, исчисляемый с даты подачи заявки до даты получения первого разрешения на применение продукта за вычетом пяти лет. Максимальный срок продления ограничен пятью годами. Запись о продлении срока действия вносится в патент, который возвращается патентообладателю. Соответствующие записи вносятся также в Государственный реестр изобретений РФ и публикуются в официальном бюллетене Роспатента. Более подробно процедура продления сроков действия таких патентов регулируется приказом Роспатента от 22 апреля 2003 года № 55.

Не менее важной новеллой для авторов служебных изобретений, полезных моделей и промышленных образцов следует признать установление срока, в течение которого должен быть заключен договор между работником — автором служебного продукта и работодателем. Договор определяет размер вознаграждения и порядок его выплаты. Предусматривается, что, если в течение трех месяцев стороны не договорятся об условиях договора, изложенных в письменной форме работником или работодателем, спор о вознаграждении может быть разрешен в судебном порядке (ст. 8 Патентного закона РФ).

Другой пример. В соответствии с п. 1 ст. 29 Патентного закона РФ патент на изобретение в течение всего срока его действия может быть оспорен и признан недействительным полностью или частично в случае несоответствия запатентованного изобретения условиям патентоспособности, установленным Патентным законом РФ в новой редакции. Эта статья содержалась и в ранее действовавшей редакции 1992 года. Однако в ней не было прямо сказано, что при полной отмене патента он аннулируется. Кроме того, имелось существенное противоречие между положениями ст. 29 и 30. Статья 30 именовалась «Досрочное прекращение действия патента». В ней в числе других оснований (таких как добровольный отказ патентообладателя от патента и неуплата в срок патентной пошлины) было предусмотрено признание патента недействительным полностью в соответствии со ст. 29 Патентного закона РФ. Именно эта отсылка к ст. 29 вызывала споры относительно момента, с которого отмененный полностью патент перестает действовать, а следовательно, прекращаются права обладателя этого патента: с самого начала или с момента признания его недействительным, то есть «досрочно».

Как показывает практика рассмотрения споров по таким делам, основанием признания патента недействительным полностью всегда служила отмена решения экспертизы Роспатента о выдаче патента. Отсюда следовало, что заявленное предложение с самого начала не обладало необходимым творческим и техническим уровнем, который позволяет получить патентную охрану. Здесь явная ошибка эксперта, которая может быть исправлена в течение всего срока действия патента по заявлению любого лица. Таким образом, признание патента недействительным полностью означало и означает не что иное как его аннулирование.

В новой редакции Патентного закона РФ (ст. 29) прямо указано, что патент, признанный полностью недействительным, аннулируется, а из ст. 30 изъята ссылка на ст. 29. Устранено имевшее место противоречие между нормами этих статей.

Однако следовало бы уточнить редакцию ст. 29, прямо указав в ней, что аннулированный патент перестает действовать с самого начала, что, кстати, отвечает и мировой практике.

Что касается досрочного прекращения действия патента (на изобретение, полезную модель или промышленный образец) вследствие неуплаты патентной пошлины за поддержание патента в силе, то теперь предусмотрена возможность его восстановления. Ходатайство о восстановлении должно быть подано в Роспатент лицом, которому принадлежал патент, в течение трех лет с даты истечения срока уплаты пошлины, но не позднее общего срока действия патента. Требования к оформлению ходатайства, условиям его подачи содержатся в утвержденном приказом Роспатента от 22 апреля 2003 года № 57 Порядке восстановления действия патента Российской Федерации на изобретение, полезную модель, промышленный образец. Запись о восстановлении патента вносится в соответствующий Государственный реестр РФ и публикуется в официальном бюллетене Роспатента.

Это существенная льгота для обладателей патентов, возможность использования которых выявляется не сразу, а спустя какое-то время после их выдачи.

Для защиты интересов лиц, которые в период, когда патент не действовал, начали использовать запатентованное изобретение, полезную модель или промышленный образец (либо сделали необходимые к этому приготовления), введен так называемый институт послепользования. Этот институт аналогичен праву преждепользования (ст. 12 Патентного закона РФ) — традиционной форме ограничения исключительных прав. Послепользователь (как и преждепользователь) сохраняет право на безвозмездное дальнейшее использование запатентованного новшества и после даты опубликования сведений о восстановлении патента, но без расширения объема использования.

5. Приведены в соответствие с Договором о патентной кооперации и Евразийской патентной конвенцией (в которых участвует Россия) правила зарубежного патентования изобретений и полезных моделей, когда они патентуются в рамках этих договоров.

Для патентования за рубежом изобретения или полезной модели необходимо соблюдать правила российского законодательства о подаче заявок в зарубежные патентные ведомства. Кроме того, нужно иметь в виду, что условия зарубежного патентования определяются также правилами соответствующих международных договоров.

Договор о патентной кооперации 1970 года (принятая аббревиатура — РСТ — по начальным буквам английского названия) призван упростить и удешевить национальную процедуру выдачи патента на изобретение или полезную модель. В этих целях предусмотрена возможность подачи единой так называемой «международной заявки» для получения патента во всех странах — участницах Договора (которые заявитель должен указать в заявке). Все стадии экспертизы по желанию заявителя проводятся централизованно (международный поиск, международная предварительная экспертиза и др.). Эти функции возложены на определенные патентные ведомства стран-участниц, обладающие необходимой материальной базой. В частности, Роспатент выполняет соответственно функции получающего ведомства в Российской Федерации, Международного поискового органа и Органа международной предварительной экспертизы по международной заявке, поданной в соответствии с процедурой, установленной Договором. Роспатент является компетентным получающим ведомством в отношении международной заявки при условии, что хотя ‘бы один из

его заявителей — гражданин Российской Федерации или проживает, имеет местонахождение в России. К лицам, проживающим в России или имеющим здесь местонахождение, приравниваются владельцы промышленных или торговых предприятий, расположенных в России. Использование международной заявки при зарубежном патентовании исключает необходимость подавать заявки в каждое национальное ведомство той страны, в которой заявитель заинтересован получить патент.

Евразийскую патентную конвенцию подписали десять стран СНГ 9 сентября 1994 года. Ее участники — бывшие республики Советского Союза, территории которых ранее, до распада Союза, представляли единое патентное пространство, где действовало общее законодательство об охране изобретений. В этом особенность процесса создания Евразийской патентной конвенции. В нее вошли Азербайджан, Армения, Беларусь, Грузия, Казахстан, Кыргызстан, Молдова, Россия, Таджикистан и Украина. Конвенция посвящена только изобретениям; она «учреждает Евразийскую патентную систему», цель которой — выдача единого патента, действующего на территории всех стран — участниц Конвенции. Для выполнения административных задач и выдачи патентов в рамках Евразийской патентной системы создана Евразийская патентная организация, находящаяся в г. Москве. Официальным языком организации признан русский.

Роспатент в рамках Евразийской конвенции выполняет функции, связанные с получением, проверкой и пересылкой евразийской заявки в Евразийское патентное ведомство.

В Патентный закон РФ включены специальные положения (п. 2 ст. 35, ст. 371 и 372), регулирующие отношения, связанные с международными и евразийскими заявками. Более детальные нормы по применению этих положений содержатся в утвержденных Роспатентом в 2003 году Правилах составления, подачи и рассмотрения заявки на выдачу патента на изобретение (приказ № 82) (глава IV «Подача и рассмотрение международной заявки», глава V «Подача и рассмотрение евразийской заявки») и в Правилах составления, подачи и рассмотрения заявки на выдачу патента на полезную модель (приказ № 83) (глава IV «Подача и рассмотрение международной заявки»).

Зарубежное патентование созданных в Российской Федерации изобретений и полезных моделей в соответствии с Договором о патентной кооперации или Евразийской патентной конвенцией допускается теперь без предварительной подачи российской (национальной) заявки на патент. Эти правила распространяются на международные заявки (в которых Россия указана в качестве одной из стран патентования), поданные в Роспатент, и евразийские заявки, поданные в Евразийское патентное ведомство через Роспатент.

Во всех остальных случаях сохраняется общий принцип патентования изобретений и полезных моделей в иностранных государствах. Заявка на изобретение или полезную модель, созданные в Российской Федерации, может быть подана в иностранное государство или международные организации по истечении шести (ранее — трех) месяцев с даты подачи соответствующей заявки в Роспатент. В этот срок проводится проверка на предмет содержания в заявке сведений, составляющих государственную тайну.

6. Обзор основных изменений и дополнений Патентного закона РФ позволяет говорить о серьезном его обновлении. И все же не все проблемы, затрагивающие интересы широкого круга создателей новых технологий и патентообладателей, нашли свое решение в действующей ныне редакции. Так, достаточно актуальной представляется проблема приватизации исключительных прав, в частности, в составе имущества приватизируемого государственного унитарного предприятия. Федеральный закон от 21 декабря 2001 года № 178-ФЗ «О приватизации государственного и муниципального имущества» (с изм. и доп.) содержит ряд отсылочных положений по этим вопросам. Предусматривается, что Правительство РФ может устанавливать виды исключительных прав, не подлежащих приватизации в составе имущественного комплекса ГУП и передаваемых покупателю в пользование по лицензии или иному договору (п. 4 ст. П). Решением Правительства РФ также может утверждаться перечень исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности, не подлежащие приватизации (п. 2 ст. 14).

Объектом приватизации является имущество предприятия как комплекса (ст. 132 ГК РФ), в состав которого наряду с материальными вещами входят исключительные права. Между тем особенности договора купли-продажи, на основе которого осуществляется приватизация, состоят в специфических (административных) основаниях его заключения. Продавцом по договору купли-продажи выступает не приватизируемое предприятие, а государство (казна), получающее вознаграждение. Государству как собственнику имущества ГУП принадлежат вещные права. Что касается исключительных прав, то они принадлежат приватизируемому предприятию. И следовательно, только ГУП как правообладатель в силу присущих исключительным правам особенностей обращения в гражданском обороте может распорядиться этими правами. Однако ГУП не является стороной договора. Очевидно, что данная коллизия должна быть урегулирована законодателем. Действующие нормы о приватизации государственного имущества ориентированы на передачу вещных прав и не учитывают специфику перехода прав на объекты интеллектуальной собственности (необходимость регистрации прав на изобретения, полезные модели, промышленные образцы и товарные знаки в Роспатенте, получение охранных документов и т. п.).

Вопросы эти хорошо известны специалистам и неоднократно обсуждались в литературе. Наиболее глубокий теоретический анализ проблемы в целом содержится в работах В. А. Дозорцева. Он, в частности, обратил внимание еще на одну проблему, связанную с ликвидацией государственной организации. Опираясь на положения п. 7 ст. 63 ГК РФ, В. А. Дозорцев приходит к выводу, что, поскольку «исключительные права не имеют вещного характера, и государство (учредитель) не имеет обязательственных прав в отношении государственной организации, исключительные права последней в случае ее ликвидации вообще прекращаются». Позиция небесспорная, однако она заслуживает внимания.

Остается открытым и вопрос о регистрации договоров о залоге патентных прав. Дело в том, что в Положении о Роспатенте, утвержденном постановлением Правительства РФ от 19 сентября 1997 года № 1203, была предусмотрена наряду с регистрацией лицензионных договоров, договоров об уступке патента и договоров о коммерческой концессии также регистрация договоров «о залоге имущественных прав на объекты промышленной собственности», то есть изобретения, полезные модели и промышленные образцы. Однако в Патентный закон РФ указанная норма не была включена ни при его принятии, ни в новую редакцию 2003 года и практически все эти годы не действовала. К сожалению, в настоящее время из Положения постановлением Правительства РФ от 22 августа 2003 года № 519 исключена регистрация договоров о залоге имущественных прав на объекты промышленной собственности.

Между тем уже Закон РФ «О залоге», принятый 29 мая 1992 года, допустил возможность залога имущественных прав. В части первой ГК РФ большой раздел (§ 3) в главе 23 также посвящен залогу. В соответствии со ст. 336 ГК РФ предметом залога может быть всякое имущество, в том числе имущественные права, за исключением прав, уступка которых запрещена законом. Патентные права относятся к категории имущественных отчуждаемых прав и, следовательно, к ним должны применяться общие нормы о договоре залога и специальные нормы патентного законодательства. Так, следует учитывать, что (в отличие от вещных прав) патентные права могут быть заложены в пределах срока их действия, залогодатель должен своевременно платить пошлину для поддержания действия патента, добросовестно защищать патент в случае его оспаривания третьими лицами и т. п., что не вызывает сомнений. Наиболее спорным остается вопрос о необходимости регистрации залога патента в государственном реестре Роспатента. Возможно, это объясняется, прежде всего, тем, что залог патентных прав весьма редко применяется в практике и не выявились еще возможные отрицательные последствия, обусловленные отсутствием регистрации в Роспатенте.

Как отмечают М. И. Брагинский и В. В. Витрянский, «в современных условиях залог занимает особое место среди способов обеспечения гражданско-правовых обязательств» (в силу инфляции, просрочки платежей и т. п.). «В такой ситуации широкое использование ранее весьма популярных способов обеспечения исполнения обязательств, например, таких как неустойка, теряет практический смысл… И, несмотря на все свои преимущества, залог не получил широкого распространения в предпринимательских отношениях». Авторы связывают это, прежде всего, с проблемами единой государственной регистрации прав на недвижимость, отмечая, что в результате нередко одно и то же имущество передается в залог неоднократно.

Обязательная регистрация всех лицензионных соглашений (п. 5 ст. 13 Патентного закона РФ), а также других договоров (договора коммерческой концессии), предусматривающих передачу прав на объекты интеллектуальной собственности, обусловлена спецификой нематериальных объектов, возможностью их параллельного использования неограниченным кругом лиц, что определяет особые условия включения исключительных прав в гражданский оборот. Это универсальный способ информации участников рыночного оборота об обременении патента правами другого лица (в данном случае залогодержателя).

И все же практика свидетельствует о тенденции расширения залоговых отношений и постепенном вовлечении в их сферу исключительных прав. Поэтому, полагаю, отсутствие в Патентном законе РФ обязанности патентообладателя зарегистрировать договор залога на патент в реестре Роспатента следует признать его пробелом.

Вызывает возражения новая редакция ст. 10 Патентного закона РФ. Предметом Закона является охрана и использование исключительных прав на изобретения, полезные модели и промышленные образцы. Однако Закон не раскрывает с достаточной полнотой и ясностью само понятие исключительных прав. В п. 1 ст. 10 говорится, что патентообладателю принадлежит исключительное право, в п. 5, что он может передать это право любому лицу (уступить патент), в п. 6 сказано о праве передать по наследству. Нормы о предоставлении разрешения на использование объектов исключительных прав (лицензионные договоры) содержатся в ст. 13.

В связи с этим стоит обратиться к проекту раздела V части третьей ГК РФ, о котором уже говорилось. Раздел начинается с главы «Общие положения». Первая статья раздела посвящена собственно понятию «исключительное право» (она так и называется). В ней, во-первых, устанавливается, что «исключительное право является правом имущественным», что весьма существенно. Известны бурные дискуссии по этому поводу, когда авторов проекта упрекали в сужении правомочий обладателя исключительных прав6. В итоге позиция проекта все же получила закрепление в новой редакции федеральных законов «О правовой охране программ для электронных вычислительных машин и баз данных» (см. ст. 1, 10 и 11) и «О правовой охране топологий интегральных микросхем» (ст. 1 и 5). В приведенных статьях слова «имущественные права» заменены словами «исключительные права» без ссылки на их имущественный характер.

Во-вторых, в проекте исчерпывающе раскрыто содержание правомочий обладателя исключительного права на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации: «использовать этот результат или средство индивидуализации по своему усмотрению любыми не противоречащими закону способами, … самостоятельно распоряжаться этим правом». Распоряжение исключительным правом включает право его обладателя: передать другому лицу исключительное право, разрешить использование охраняемого объекта (выдать лицензию), а также распорядиться исключительным правом путем составления завещания или иным способом, не противоречащим существу исключительного права.

Юридическая четкость и полнота приведенных текстов не вызывают сомнения. И дело не только в том, что в новой редакции Патентного закона РФ не дано само понятие исключительного права, в ней помимо всего прочего упущено такое правомочие правообладателя как «использование охраняемого результата самим правообладателем по своему усмотрению», а содержание правомочий патентообладателя разбросано по разным статьям (но это уже вопрос юридической техники).

В связи с этим нельзя не коснуться и ст. 4 Закона о товарных знаках, озаглавленной «Исключительное право на товарный знак». В редакции 1992 года ст. 4 содержала следующий текст:

«Владелец товарного знака имеет исключительное право пользоваться и распоряжаться товарным знаком, а также запрещать его использование другими лицами.

Никто не может использовать охраняемый в Российской федерации товарный знак без разрешения его владельца».

Единственно, что могло вызвать возражение в этом тексте, — излишнее указание на право «запрещать» использование, поскольку предусматривается, что любое использование третьими лицами требует разрешения правообладателя, а следовательно, уже содержит запрещение.

В новой редакции первый абзац заменен следующим текстом: «Правообладатель вправе использовать товарный знак и запрещать использование товарного знака другими лицами». Почему из текста статьи исключили второе важнейшее правомочие любого обладателя исключительного права — «распорядиться» своим правом — непонятно и вызывает лишь недоумение. Ведь «распоряжение» осуществляется как путем выдачи разрешения на использование (лицензии), так и путем уступки исключительного права. Однако если в Патентном законе РФ отсутствует право использования, то в статье Закона о товарных знаках, раскрывающей содержание исключительного права, отсутствует правомочие на совершение уступки товарного знака другому лицу. Между тем такие правомочия правообладателя как использование и распоряжение принадлежащим ему исключительным правом на охраняемый результат занимают главенствующее место в системе правовых инструментов, о посредующих гражданско-правовой оборот объектов интеллектуальной собственности, а потому безусловно заслуживают особого внимания законодателя.

Все это лишний раз подтверждает, что проблема кодификации исключительных прав остается весьма актуальной.

Л. ТРАХТЕНГЕРЦ,

10.12.2003 Хозяйство и право

urist, info@likvidation.ru
опубликовано 06 февраля 2004 года

Смотрите также:
Однодневок стало меньше, но распознать их – сложнее
Упрощенное банкротство ликвидируемого ООО
Продажа фирмы
Определение кадастровой стоимости недвижимости и земельных участков
Порядок погашения налоговых и иных обязательных платежей при ликвидации
+



+ Спасибо за вашу заявку!

Мы перезвоним вам в течении 15 минут

+ Возникла ошибка при отправке данных!

Пожалуйста, повторите попытку немного позже

+
Вектор Права
ул. Селезневская, д. 11А, стр.1, оф. 202 г. Москва
(495) 772-44-87